Apr. 14th, 2011

ir_realna: (Default)
 

Правой рукой выбрасывая кошачьи какашки, левой застегивая юбку, я плечом придерживаю телефон, по которому разговариваю с мамой. Где-то так мы общаемся по утрам.

Левой рукой вцепившись в мышку, правой записывая идеи, я плечом придерживаю телефон, по которому разговариваю с мамой. Запуская пять умственных процессов одновременно (и пол шестого), я искренне недоумеваю, откуда в моей голове возникают кладбищенские пейзажи, мраморные, каменные и другие виды памятников меж покосившихся заборов. Стряхивая видения, понимаю, что это мама рассказывает о перестановках на папиной могиле.  

Так мы общаемся по вечерам.
 

Три года назад я записала в старом ежедневнике: «Я дома, и мне хочется убежать от всех. Я закрываюсь с книжкой в комнате, а мама с папой открывают мою дверь, садятся на мою кровать и заводят малозначительные разговоры». 

Создать семью нам с родителями помог оператор мобильной связи. Номера распределили по старшинству: мой заканчивался на 67, мамин – на 68, а папин – на 69. С папой мы очень редко говорили по телефону, по большей части о чем-то малозначительном. Тогда я еще не понимала, что о важных вещах мои родители всегда говорили сидя на кровати в комнате.

Папа так и не научился узнавать или говорить о важных вещах по мобильному. Он умер за два месяца до 68 лет. Сидя на больничной кровати, я успела сказать ему то важное, которое не говорила по телефону.

Я знаю, что малозначительных звонков не бывает. И продолжаю разговаривать с мамой по телефону так, будто она всегда сможет открывать закрытую дверь в мою комнату и присаживаться на мою кровать.  

 
ir_realna: (Default)
UPD. Эту историю рассказала мне вчера коллега.
На счет имен я соврала, все остальное - правда.   

Жила-была в общежитии девушка, которая в тайне хотела замуж. Допустим, ее звали Наташа. Среди других желающих Наташа выделялась разве что религиозными взглядами: каждый самец брачующегося возраста становился для нее богом. Поэтому к 22-м годам в ее арсенале было три свадебных платья и жизненный опыт, на котором индустрия мыльных опер могла бы работать десятилетиями. Без выходных.

 

О тайном желании девушки знали все – от вахтеров до соседок, активно размножавшихся за стенкой. Это потому что общежитие как Интернет – вся информация циркулирует в свободном доступе, главное знать, какой вопрос вбить в строку Гугла задать теть Маше на вахте. Она-то и поведала о трех платьях.

 

Платье первое было нарисовано на билетах из горячей Турции, где нашу героиню мозги покинули впервые. В то лето показатель утечки мозгов из страны превысил норму, и Наташа, уезжая на отдых, была вынуждена оставить мозги дома. Она была без мозгов и в розовом купальнике, когда Он, как порядочный бог, вышел навстречу из пены морской, чтобы повесить ей на уши серьги из ракушек и лапшу. 6 ночей подряд Наташа кричала ему «О, боже!», страстно закрывая глаза на то, что ее молитвы беспокоили пожилых постояльцев снизу. На седьмой день она улетела к вербе и калине, чтобы заказать свадебное платье, едва ступив на родную землю.  

 

На последней примерке турок позвонил и сознался, что сделал штамп в паспорте задолго до того, как Наташа рискнула слизать соленую морскую пену с его торса. Горе девушки не знало границ, но время и отечественные мужчины лечат.

 

Второе платье стало следствием бессонной ночи любви. Казалось, что в ту ночь Наташе явился сам господь бог, познал сокровенные глубины ее души и наутро предложил стать невестой господней. Едва за ним закрылась дверь, Наташа позвонила модистке.

 

О том, что бога нет, Наташа узнала несколько недель спустя. И об этом ей сообщил не Ницше, а голос оператора, холодный как кусок мяса их морозилки. Господь навеки оказался вне зоны доступа. Оказалось, на 7-м небе нету мобильной связи. В этот раз Наташу лечило время и антидепрессанты.

 

Историю третьего платья воссоздать не может даже теть Маша. Помнит только, что он был блондин с глазами цвета хаки. Испугавшись смерти с Наташей в один день блондин быстро превратился из клаббера в капитана и отправился в дальнее плавание. Любовь хоронили всем общежитием.

 

Теперь у Наташ три платья, которые она сдает в аренду. Еще пару божественных комедий – и откроет свадебный салон прямо в общежитии. Построит бизнес на руинах личной жизни, станет успешной бизнес вуман, а там... может, и замуж кто возьмет.  

 
ir_realna: (Default)
 

- Ты пошто тарелку из дому вынесла? – устрашающе вопросил мужчина с порога.

 

В воздухе запахло войной полов. Я быстро юркнула за спину Гринписа, заслонилась всеми фемимистками-котоводками вместе взятыми и залепетала:

- А что я? Что я? Котика бездомного харчами залежалыми покормила…

 

В ответ мужчина глубже натянул брови на переносицу. Похоже, аргумент не взял его за задницу душу, как меня. Не в моих традициях вот так сразу пугаться. Посему я включила напор дури предков и, сдув челку с высокого лба, пошла в наступление: 

- Можно подумать! Тарелочку! Из дому! Вынесла! Ты этой тарелочкой сколько раз за последние четыре месяца пользовался?! Да наш скот на эту тарелочку с этими буржуйскимие магазинными харчами даже ни разу носом не покосился! Да над этой тарелочкой с кормом пыль гоняла стаи туч ЧЕТЫРЕ месяца! Я коту-сироте, можно сказать, жизнь спасла… – я постепенно доводила ситуацию до всепрощенного трагизма.

 

- Я не про корм, - не сдался мужчина, - я про ТАРЕЛОЧКУ! Вот соковыжималка дома стоит, я нею тоже не пользуюсь четыре месяца. Или термос. Им тоже никто не пользуется. Но они ДОМА! А кто-то сейчас возьмет, и когда твоя сиротинушка нажрется, унесет тарелочку к себе! 

 

При слове «термос» на меня вдруг снизошло женское смирение. А правда, хрен с ней с тарелочкой, вдруг решила я. Пойду я, верну ее, мне ж не трудно. Тока термос этот, о котором мужчина заговорил, дома не бывал с самого Крещения. Я тогда в прорубь с головой ныряла, да так и пустила термос по миру  с глинтвейном и добрыми людьми. 

 

Чего уж тут спорить, нужно уводить противника от малозащищенных территорий. Бью в лоб:

- За грудь подержаться хочешь?

 

Вопрос о термосе, тарелочке и другой домашней утвари был моментально снят. Мозг противника был нервно парализован через правую руку. Временно. Прийдется не только за тарелочкой выйти, но и за термосом съездить. Женская грудь, конечно, могущественна. Но не всемогуща. 

Page generated Oct. 17th, 2017 04:39 pm
Powered by Dreamwidth Studios