Apr. 16th, 2011

ir_realna: (Default)
 

Сегодня в метро я видела самого толстого человека в моей жизни. Он занимал почти целое сиденье на двоих, а что не занимал он, занимала его сумка. Промелькнула мысль, что если бы он захотел, давно бы попал в Книгу рекордов Украины, как человек с самым большим весом.

 

Возле него никто не садился. Так не садятся возле грязных пассажиров бомжеватого вида. Так отсаживаются от людей, которые ароматно пахнут испражнениями либо водкой. На него никто не смотрел, хотя он прямо таки лез в глаза килограммами. Отводили глаза, смотрели сквозь. Лишь пара прыщавых юнцов ржала в углу, перемигиваясь и мысленно тыкая пальцами в самого толстого человека в их жизни.  

 

Парадоксально: всем своим огромным телом он был здесь, на сидении вагона, выпуклый, как воздушный шар – и оставался пустым местом.

 

Я смотрела на него во все глаза и чувствовала… Ужас. Страх. Отвращение. Стыд. Боль. Одиночество. Да, на него страшно смотреть. Не потому что он выглядит Синей Бородой или злым гоблином размером с циклопа. Он очень даже добрым выглядит, если его все же увидеть. Я ужасалась одной из своих вероятных судеб, в которой по роковой случайности могла бы быть самым толстым человеком собственной жизни. 

 

Сегодня в метро я внимательно рассматривала очень толстого человека. Если смотреть только голову, то он был красивым седовласым мужчиной с усами. И тоже смотрел на меня. 

 
ir_realna: (Default)
 

В мамином дворе случилось трагическое: одновременно были погребены заживо около 50 неизвестных растений. Вокруг события возвели чёрный-чёрный забор. Чёрнее ночи, в которую, бывает, познаешь несколько грехов подряд. Даже 5-метровую лавочку, которой заканчивается чёрный забор, и ту выкрасили чёрной краской.

 

Я, с тремя сумками и ноутбуком, нежно хлопающим меня по попе, так и не поняла, куда попала. То ли в сказку, где доброе эко-движение голыми руками ставит заборы и ловит окурки, летящие с балконов, то ли на действующее кладбище цветов. Казалось, вот-вот в подвалах зашевелится страшное, а из подъездов к чёрной лавочке подтянутся люди в чёрном, но очень праздничные. Усядутся. Кому не хватит места, молча, станет над клумбой. 

 

Специально обученный сосед скажет прощальную речь в честь глубоко зарытых цветов и умирающих кустиков, вспомнив, какими достойными они были при жизни в семенах да луковках. Слезы скорбящих закапают на клумбу, и чёрная-чёрная земля за чёрным-чёрным заборчиком станет пухом для усопших растений. В качестве поминального обеда люди в чёрном на чёрной лавочке будут лузгать чёрные семечки.

 

В религиозном ужасе от собственных фантазий, я тоскливо вспоминала, как 20 предыдущих лет все 18 подъездов моего дома с нежностью протаптывали на клумбе дорожку. Наискосок. Неужели все? Неужели последний кусочек земли в этом бетонном районе теперь навеки огражден чёрным-чёрным забором? И ноги жителей большого дома никогда не познают сырого касания земли?..  

 

А может, все 18 подъездов таки плюнут на законы гравитации. И научатся  поднимать ноги высоко над забором летать.

 

P.S. Интересно, перекрасят ли забор и лавочку, когда цветы воскреснут

 
ir_realna: (Default)
 

Как у моей трагической мамы выросло двое комедийных детей, наука по сей день не разгадала. Психологи время от времени несмело радуют догадками: от легкой шизофрении до протеста в юношеский период. В любом случае, мама у меня серьезная, как незаметно подкравшиеся писец или сессия, папа бывал молчалив, как полтергейст, брат – капитан команды КВН с 16 до 30+, а я вся как есть – женщина, которая ухохатывается в постели с мужчиной.  

 

Моя мама редко мне смеется. Когда меня до колик в животе и боли в губах пробирает тема орошения из чайника кладбищенских существ, мама чернеет с лица. Если я смеюсь с выпуклого, то моя мама смеется с плоского, как само дно сковороды или отпечаток дна сковородки на чужом лбу. В магазинах мама просит меня вести себя прилично, хотя я даже не кричу сексуальным голосом в раздевалках. А дома рекомендует повзрослеть и молоть глупости только на советской кофемолке «Мрія».

 

Сегодня же к нам пришло взаимопонимание, какого никогда не было. Я читала маме свои посты в ролях, добавляя детали, френдам неизвестные, а она от души смеялась.

 

Чтобы вы понимали: круче только плакать друг другу о папе.

И все. 

 
Page generated Oct. 17th, 2017 04:45 pm
Powered by Dreamwidth Studios